КАК РУБИТЬ КОШКЕ ХВОСТ – СРАЗУ ИЛИ ПО КУСОЧКАМ?

Вакханалия с блокировкой соцсетей в любое время дня и спонтанным отключением интернета хронологически началась после решения суда о закрытии портала «Ратель»
 
НАСЛЕДНИКИ БЕНДИЦКОГО ПРОТИВ ВЕДОМСТВА АБАЕВА

В понедельник, 2 июля, в Ауэзовском суде №2 Алматы под председательством судьи Гульжан Амансериковой начался гражданский процесс по иску наследников Геннадия Бендицкого к Комитету информации Министерства информации и коммуникаций РК.

27 июня министр информации и коммуникаций Даурен Абаев в своем фейсбуке поздравил журналистов с их профессиональным праздником: «Ваш каждодневный труд неразрывно связан не только с уровнем социального комфорта каждого казахстанца, но и темпами эффективного развития всей страны».

А 18 апреля подчиненный ему Комитет информации – видимо, для повышения «уровня социального комфорта» и ускорения «темпов эффективного развития» — издал приказ №2. Этим документом свидетельство о постановке на учет сетевого издания «Аналитический интернет-портал «Ratel.kz» признано утратившим силу. Одним из оснований для приказа стало заключение эксперта о том, что аппаратно-программный комплекс (АПК) ресурса якобы расположен за пределами территории Республики Казахстан.

28 мая Медеуский суд, основываясь в том числе и на этом приказе, своим решением прекратил выпуск Ratel.kz.
Законность приказа №2 и оспаривают в суде Олег и Катя Бендицкие, которые считают, что он нарушает их имущественные права. Интересы истцов представляют адвокаты Лариса Достовалова и Арман Оразбаев.

Две недели назад, в ходе беседы судьи со сторонами процесса, адвокаты истцов ходатайствовали о явке в суд представителей Государственной технической службы КНБ, также заключивших, что АПК «Рателя» пребывает за границей. Но они не явились – как и на процесс по закрытию Ratel.kz.

В понедельник Доставалова и Оразбаев вновь подали ходатайства – о вызове на сей раз эксперта Мининформа, подписавшего заключение об АПК, и о привлечении в качестве ответчика Гостехслужбы КНБ.
Первое ходатайство судья удовлетворила, второе оставила открытым для рассмотрения.

Этому аппаратно-программному комплексу так много внимания потому, что на процессе по делу Ratel.kz его заграничная «прописка» стала ключевым моментом и едва ли не главным обоснованием искового требования прокуратуры о закрытии портала. О нахождении АПК в иске и в суде было неоднократно заявлено, но оно никак не было по существу и достоверно доказано: на процессе фигурировала лишь некая справка на английском языке с набором каких-то кодов. Тем не менее, этот «документ» не стал для судьи Бейсеновой препятствием в вынесении решения.

Очередное заседание пройдет 10 июля.

Также на днях в судебную коллегию по гражданским делам Алматинского горсуда направлена апелляционная жалоба на решение Медеуского районного суда о прекращении выхода Ratel.kz.
 
СВИДЕТЕЛИ EGOV

25 июня я опубликовал пост «Горюст лишил наследства семью Бендицкого».

Речь шла о том, что по просьбе вдовы Гены Анна Устинова нотариус направила запрос в городской департамент юстиции: являлся ли ее муж участником юрлиц? И получила ответ: Бендицкий не является учредителем, руководителем в юридических лицах.

Тем временем коллеги Гены обнаружили, что поиск на egov.kz по ИИН и фамилии Бендицкого выдает ошибку (см. скриншот).

Однако им удалось на том же egov.kz получить справку Минюста о регистрации ТОО «ИТАЮ» (которое создало портал Ratel.kz), где Бендицкий Геннадий Геннадьевич по-прежнему числится в списке учредителей (участников, членов).
В день выхода моего поста, как мне позже рассказала Аня Устинова, в департаменте юстиции признали, что у них произошла «техническая накладка», извинились и требуемую справку, в конце концов, выдали.
 
ЭТО У МЕНЯ ОДНОГО ТАКОЕ?

Поговорим теперь о другой теме, на мой взгляд, непосредственно связанной с «Рателем», — блокировке социальных сетей, сайтов и всего интернета. В Казахстане она началась не вчера. Но в июне достигла уровня беспредела.

Facebook, YouTube и другие соцсети начинают виснуть не в девять вечера и не на пару часов, как поначалу, а в любое время и каждый день. Часто сдыхает и вся Всемирная паутина, хотя компьютер показывает: «Доступ к интернету. Беспроводное сетевое соединение подключено».

Одна за другой гасятся программы VPN, позволяющие обходить блокировку. WhatsApp работает с серьезными перебоями. А пользователи в редкие минуты сетевого досуга лишь козлят блокировку, или распространяют мемы, или наивно вопрошают: «Это у меня одного такое?»

Но горсорганам, имеющим к блокированию прямое отношение: Гостехслужбе КНБ, Комитету по информационной безопасности Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности, Министерству информации и коммуникаций, Генпрокуратуре, судам – по барабану не только виртуальное общение граждан, ставшее неотъемлемой частью их жизни, но и весь бизнес в стране, который сегодня плотно завязан на интернете вообще и на SMM в частности.

Эти органы валят вину за «перебои» друг на друга или на скверную работу мобильных операторов. И продолжают разглагольствовать о достижениях в «цифровизации Казахстана», чему я был свидетелем на недавнем интернет-форуме в Астане.
 
ЗАДАЧА – РАЗОГНАТЬ КОМАНДУ

Думаю, причина здесь не только в желании нейтрализовать вещание Аблязова из-за границы. «Пробу пера» на своей шкуре испытали журналисты Ratel.kz в сентябре 2015 года, когда сайт попал под долговременную блокировку. Причем тогда они даже не смогли выяснить, чьих рук это дело: все инстанции открещивались.

Расчет был на то, что коллектив без интернет-площадки разбежится. Но рателевцы ушли на корпоративную страницу в фейсбук и продолжали там работу пять месяцев, пока их не разблокировали.

Очередная атака властей на Ratel.kz – уже с открытым забралом — началась в прошлом году с разорительных исков Зейнуллы Какимжанова и возобновилась в нынешнем – с синхронной подачи заявления этого же бизнесмена в ДВД Алматы на Ratel.kz и Forbes Kazakhstan (после чего начались обыски, допросы, а впереди уголовный процесс) и иска прокуратуры к главреду «Рателя» Марат Асипов.

Задача теперь уже стояла конкретнее – не просто закрыть сетевой ресурс, а разогнать команду, не дать ей возможности работать вместе. Потому что она самая талантливая, профессиональная, смелая, играет не по «понятиям», а по журналистским стандартам, битая, но устойчивая – а значит, наиболее «зловредная».

Скажете, я преувеличиваю? А как тогда интерпретировать этот фрагмент из решения суда:

— Запретить главному редактору сетевого издания «Аналитический интернет-портал «Ratel.kz» Асипову М. выпуск и распространение информационных материалов под наименованием (от) сетевого издания «Аналитический интернет-портал «Ratel.kz» в СМИ, интернет-ресурсах и на доменных именах «Ratel.kz», «Balborsyk.kz», «wildratel.com» «itau.kz» и на других доменных именах.

Что значит фраза «и на других доменных именах»? А на любых доменных именах! То есть это едва завуалированный запрет на профессию.

Кроме того, рателевцы Марат Асипов, Сапа Мекебаев, Анна Калашникова и форбсовец Alexander Vorotilov уже четвертый (!) месяц находятся под подпиской о неразглашении. Хотя подозреваемый по делу — только Марат, а остальные имеют статус свидетелей.

Если «Ратель» соберется снова в том же составе, но с другим главредом, и станет работать, как раньше, не сомневайтесь: найдут любой предлог, чтобы быстро заткнуть журналистам рот. Потому что у властей схвачено всё.
 
ПРОВЕРКА БОЛЕВОГО ПОРОГА

Я хочу сказать, что эксперименты над «Рателем», проводимые властями, оказались тестом на проверку болевого порога общества, его чувствительности на очередное резкое ограничение свободы слова.

Да, шума по поводу закрытия этого портала было немало, в том числе международного. Но отнюдь не среди широких масс казахстанских трудящихся и самозанятых.

После очередного потока обвинений из-за бугра в несоблюдении гражданских прав наши власти привычно утерлись (не впервой), но с удовольствием констатировали: запроса в обществе на свободу слова по большому счету – нет! И это важное понимание развязало руки.

Как вы, наверное, заметили, беспредельщина с блокировкой соцсетей не «по режиму», а в любое время дня началась в июне, именно после решения суда о запрете «Рателя». Того, кто отрицает эту связь, могу поздравить со счастливым неведением и невидением.

Значит, кошке можно рубить хвост как угодно – хоть целиком, хоть по кусочкам. Всё равно она не орёт благим матом и не царапает хозяину морду, а только жалобно мяукает и поджимает остаток хвоста.

Судя по всему, всё-таки решили по кусочкам. Следуя завету товарища Сухова: «Лучше, конечно, помучиться». Отрезали «Ратель», теперь возьмемся за Facebook и YouTube.

Вам не нужна была свобода печати, которой занимались профессионалы? Стало быть, не нужна и ваша собственная свобода слова, которую обеспечивали соцсети. Наши власти ее никому не давали. Это всё происки цукербергов, джобсов и бринов. А значит, от лукавого.

Вон, телевизор смотрИте. В нем «Хабар» есть, и футбол показывают.

P.S. Чтобы выложить этот пост, я в буквальном смысле улучил минуту, когда фейсбук работал.
После чего он снова завис.

Вадим Борейкошаблоны для dle 11.2
+4


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив