НАИЛЬ НУРОВ В РОЛИ АКИМА НА СЛУШАНИЯХ ПО "КОКЖАЙЛАУ" В АЛМАТЫ » Единая Медийная Площадка Демократических Сил Казахстана

НАИЛЬ НУРОВ В РОЛИ АКИМА НА СЛУШАНИЯХ ПО "КОКЖАЙЛАУ" В АЛМАТЫ

О нарушениях международного законодательства в ходе общественных слушаний по предварительной оценке воздействия на окружающую среду (ПредОВОС) горного курорта «Кокжайлау»

 

КАК БОРОЛИСЬ ДВЕ ЛИНИИ


Итак, слушания прошли 4 ноября. Впечатления самые разнообразные. Попытаюсь их суммировать.

 Перед акиматом стояла задача провести их в соответствии с национальным и международным законодательством. Нужно было создать впечатление, что все представители общественности – как сторонники, так и противники проекта – реализовали свое право участвовать в слушаниях и высказать свою точку зрения. И чтобы не было зафиксировано нарушений Орхусской конвенции, как это случилось 4 года назад.

 

Поясню, что вопрос соблюдения международных обязательств Казахстана для местных властей гораздо критичнее, чем мнение горожан, которое давно и успешно игнорируется.


Нарушение конвенции, да еще второй раз подряд, не просто абстрактно влияет на имидж государства, но и конкретно – на его страновые рейтинги. В зависимости от того, ближе страна к лидерам в соблюдении гражданских прав или к аутсайдерам, это может повлечь для нее реальные политические и экономические последствия.


На мой сторонний субъективный взгляд, в политике акимата по отношению к общественным слушаниям (ОС) боролись две линии – «жесткая», имеющая целью просто поставить галочку: «мероприятие проведено», и «благоразумная», призванная соблюсти максимум приличий.

 

Поначалу возобладала первая. Слушания назначили на 19 октября – в будний день и на окраине города, в микрорайоне «Алгабас», чтобы максимально затруднить доступ потенциальным участникам и провести ОС под свою диктовку.


Затем одумались и перенесли на воскресенье, 4 ноября, в центр города – в гостиницу «Казахстан».

 

НА СЛУШАНИЯХ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ

  

Однако препоны продолжали ставиться. Объявили предварительную регистрацию по телефону, который иногда был недоступен. Как позже оказалось, она была не нужна: зал вместил всех желающих, - но повлияла на решение многих не приходить. 


Также уже перед самыми слушаниями участникам раздавались синие карточки для голосования, которых многим не хватило.

 

И предварительная регистрация, и карточки ограничивали участие в слушаниях, поэтому эти действия можно считать нарушением.

  

Голосование по процедуре выдавалось за голосование по проекту. Здесь, во-первых, подмена понятий. А во-вторых, на слушаниях не только решения по проекту, а вообще никаких решений, обязывающих к чему-либо, НЕ ПРИНИМАЮТСЯ. 


Протокол ОС вместе с замечаниями по проекту, которые в течение 5 дней можно отправить на сайт управления туризма, представляются на государственную экспертизу. Она и выносит окончательное решение по проекту. Если до этого не будет отказа акима от стройки.

 

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕСУРС


Естественно, организаторы слушаний включили административный ресурс. 

  

Когда я приехал в начале девятого утра в гостиницу «Казахстан», фойе уже было заполнено молодыми людьми – как выяснилось, студентами алматинских вузов (в частности, из университета «Туран», КазЖенПУ; разнарядку на посещение слушаний преподавателями второго вуза я опубликовал вчера), которые в воскресный день поднялись ни свет ни заря, чтобы исполнить свой гражданский долг и выступить за строительство курорта.


Ни в коем случае не оспариваю право студентов, преподавателей, да и любых других граждан иметь свою позицию по проекту.

  

Однако спустя пару часов после начала слушаний ряды, в которых поднимался лес рук с карточками при голосовании по процедуре в пользу «правильного» решения, значительно поредели или были вообще пусты. А некоторых гражданская сознательность так утомила, что они уснули (это видно на фотографиях в фоторепортаже, который я опубликовал вчера).


ТЭО – ТОЖЕ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ, А НЕ ТОЛЬКО ПРЕДОВОС

  

Организаторы слушаний ограничили их тематику рассмотрением ПредОВОС, а не всего технико-экономического обоснования (ТЭО), ссылаясь на Экологический кодекс РК.

 

Защитники урочища от стройки протестовали: это ограничение, по их словам, нарушает Закон РК «О доступе к информации». Нет и не может быть никаких государственных секретов в ТЭО курорта, который будет строиться на государственные же деньги: это не стратегический объект военного назначения.


К тому же в пункте 6 статьи 6 Конвенции «Участие общественности в принятии решений по конкретным видам деятельности» ясно записано:

 

«Каждая Сторона требует от компетентных государственных органов обеспечить заинтересованным кругам общественности по получении от них запроса, где это требуется в соответствии с национальным законодательством, бесплатный доступ ко ВСЕЙ (выделено мной. – В. Б.) информации, относящейся к процессу принятия решений…» (скриншот 1).

 

Между тем, в истории взаимоотношений Казахстана и Орхусской конвенции был кейс, когда Комитет по ее соблюдению признал, что сокрытие от общественности содержание всего ТЭО является нарушением страной своих международных обязательств.

 

Вот какой комментарий дал мне активист Сергей Соляник (Sergey Solyanik):

  

«В июне 2014 года мной был подан иск против Управления туризма г. Алматы за не предоставление копии технико-экономического обоснования (ТЭО) горнолыжного курорта «Кокжайлау». 7 апреля 2014 года мной был направлен запрос по ТЭО начальнику управления Жуламанову Б. Т., а  15 апреля получен отказ в предоставлении документа, обоснованный тем, что данная информация является служебной и технической и не относится к категории экологической информации.


В иске я сослался на пункт 18 решения Комитета по соблюдению Орхусской конвенции ECE/MP.PP/C.1/2005/2/Add.1 от 11 марта 2005 в отношении соблюдения Казахстаном обязательств по Орхусской конвенции в деле об информации, запрошенной у компании «Казатомпром», технико-экономическое обоснование подпадает под определение экологической информации: «Информация, запрошенная у компании "Казатомпром", в частности технико-экономическое обоснование проекта поправок, подпадает под определение, содержащееся в пункте 3 b) статьи 2 Конвенции».

 

22 июля 2014 года управление направило в суд отзыв на мое заявление, где ссылаясь на Постановление Правительства РК №541 от 26.05.2014 дало определение ТЭО и сослалось, что в законодательстве страны нет указания на обязательность размещения ТЭО в открытом доступе. 23 июля 2014 года Алмалинский районный суд №2 г. Алматы отказал мне в удовлетворении заявленных требований. 

  

Ситуация с ТЭО проекта «Кок-Жайляу» повторяется. Очевидно, что чиновники г. Алматы не только игнорируют положения международного соглашения, ратифицированного страной, но и произвольно трактуют законодательство Казахстана. Нежелание опубликовать очередное ТЭО проекта может говорить лишь о его экономической несостоятельности, что было с предыдущей версией, раз его боятся показать общественности и независимым экспертам» (конец комментария). 


КТО ЧИТАЛ ПРЕДОВОС?

 

Таким образом, на слушаниях обсуждалась только ПредОВОС, и выступающих заранее попросили не отклоняться от этой темы.

  

Но уже по вопросам, которые задавались авторам проекта, стало ясно, что собственно экологические риски сторонников курорта из зала не интересуют: вопросы ставили только защитники урочища. А что касается выступлений собственно по ПредОВОС, то я заметил интересную закономерность.

 

От защитников Кокжайлау говорили Ажар Джандосова, Светлана Спатарь (Svetlana Spatar), Елена Ерзакович (Yelena Yerzakovich), Вадим Борейко, Жанна Спунер (Zhanna Spooner), Сергей Куратов (Sergey Kuratov), Дмитрий Жуков (Dmitry Zhukov), Юрий Дорохов.

  

Практически все эти выступления представляли собой критический разбор именно документа – предварительной оценки, который месяц назад выложен на сайтах управления туризма и проекта курорта. То есть с некоторыми поправками их можно считать экспертными.


(В ближайшее время я начну публиковать полный текст этих выступлений в своем фейсбуке.) И в то же время НИ ОДНО выступление сторонников курорта не было посвящено ПредОВОС. Речь шла о чем угодно: «давайте жить дружно», «надо развивать туризм», «нам нужны курорты», «яжемать», «я – за курорт «Кокжайлау» и т. д. Иначе говоря, ни о чем. Никто из них не выступил конкретно по обсуждаемой теме. И никого не попросили говорить по существу.

 

У меня есть серьезные основания полагать, что радетели курорта и не заглядывали в ПредОВОС. А некоторые студенты, с которыми говорили защитники урочища, вообще с трудом представляли, зачем они пришли на слушания.

  

Из Ball-room шла прямая телетрансляция. Одной из целей организаторов было показать акиму картинку: большинство – «за» курорт. Значит, общественность поддержала проект акимата.

 

В разных группах фейсбука уже гуляют такие данные: в пользу курорта – более 400 человек, против – 80.

Ну что ж, давайте опираться на цифры.

  

Менеджер по проектам экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь на слушаниях вручила секретарю слушаний, просила занести в протокол и передать на экспертизу 19230 подписей против строительства курорта. С конкретными фамилиями и телефонами. 


Люди подписывали петицию на сайтах «Зеленого спасения» и «Сохраним Кок-Жайляу». Офлайн подписи собирала в течение шести лет, в том числе на самом Кокжайлау, группа волонтеров во главе с Ажар Джандосовой: это Айгуль Тасболат (Aigul Tasbolat), Раушан Мухтарова, Абай Ерекенов, Алихан Сермухамедов (Oleg Sermukhamedov), Жанна Спунер,Татьяна Ткаченко (Tatyana Tkachenko), Салтанат Ташимова (Saltanat Tashimova) и многие другие. От этой папки с подписями не отмахнуться. 

  

Это не интернет-голосование, где результат зависит от того, кто владеет ресурсом. Например, подобная «голосовалка» - «за» и «против» курорта – есть на сайте voxball, который принадлежит Диляре Айдарбековой (Dilyara Aidarbekova), супруге бизнесмена Арманжана Байтасова (Арманжан Байтасов). А он имеет личную заинтересованность в строительстве курорта.

  

Людей, подписавших петицию против ГК «Кокжайлау», тоже МОЖНО СЧИТАТЬ УЧАСТНИКАМИ СЛУШАНИЙ. Вес их мнения даже повыше, чем у тех, кто присутствовал на ОС: ведь голосование на слушаниях не было поименным. А в подписных листах указаны фамилии с контактами.

 

Сторонник курорта Куат Домбай (Kuat Dombai) в своем выступлении постарался принизить значение петиции: мол, 19 тысяч человек – это лишь 1 процент от населения города.

 

Сидящий рядом со мной человек крикнул с места: «А ты сам собрал хоть одну подпись «за» курорт?»

 Папка с подписями – это, конечно, не результаты референдума, тем более что региональные плебисциты у нас по закону не проводятся.

 

Но это очень сильный аргумент защитников урочища в свою пользу. Странно, что акимат за весь последний год даже не попытался его нейтрализовать и организовать сбор подписей в пользу стройки в горах. С учетом административного ресурса ему удалось бы собрать их гораздо больше и в сжатые сроки.


Но, видимо, решили, что для иллюзии «поддержки общественности» проще один раз нагнать на слушания толпу зависимых людей. А теперь собирать подписи акимату поздно: слушания состоялись.

 

В своем выступлении я просил считать общественные слушания нелегитимными по трем причинам:

 

1. Из-за сокрытия полного текста ТЭО, что противоречит Закону РК о доступе к информации.

 2. Из-за неготовности всех правоустанавливающих документов на землю курорта и связанных с ним участков, хотя они должны были быть представлены проектировщику до начала работ.

 3. Ни ПредОВОС, ни всё ТЭО не переведены на казахский язык. Это очень странно. Все документы тендера на разработку ТЭО: и протокол об итогах конкурса (см. скриншот 2), и договор между руководителем управления туризма Ерланом Жаулаубаем и гендиректором ТОО «Almaty Mountain Resorts» Наилем Нуровым опубликованы на портале госзакупок на двух языках - государственном и официальном. А такие важные документы, как ПредОВОС, - нет. Даже на сайте проекта в казахской части (см. скриншот 3а и https://www.kokjailau.kz/about/pred?lang=kz).

 

Защитники урочища будут настаивать, чтобы и ПредОВОС, и всё ТЭО были переведены на государственный язык.

 

ПРИРОДА НАУКУ ОДОЛЕВАЕТ

 

Еще одно очень серьезное нарушение Орхусской конвенции.

  

Гендиректор управляющей компании ТОО «Almaty Mountain Resorts» Наиль Нуров, чье соло о прелестях курорта мы слышали целый год, в этот раз был на редкость сдержан и бОльшую часть времени молчал. Возможно, получил строгие инструкции от вышестоящих товарищей на предмет своих неизменных импровизаций. Но природа науку одолевает.

 

Когда речь зашла о «нулевом варианте», то есть отказе от стройки, Наиль Фаридович сделал заявление, которое защитники урочища вправе считать официальным, то есть отражающим позицию акимата. 

 

Тем более что находившийся рядом руководитель управления туризма и внешних связей города Алматы Максат Кикимов никоим образом его не поправил.


Итак, г-н Нуров сказал следующее (что многократно зафиксировано на видео):

  

- Нулевой вариант сегодня не рассматривается. Ещё раз говорю: плато Кок-Жайляу давно и, к сожалению, варварски осваивается. Нулевого варианта «Кокжайлау» не существует. ЭТО МОЙ ОТВЕТ! (выделено мной. – В. Б.)


Еще 31 мая на презентации концепции курорта Светлана Спатарь публично советовала Наилю Нурову прочитать, в конце концов, Орхусскую конвенцию о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. 


Однако г-н Нуров, похоже, так и не внял дельному совету. Между тем, в пункте 4 статьи 6 «Участие общественности в принятии решений по конкретным видам деятельности» Орхусской конвенции записано:

  

«Каждая Сторона обеспечивает участие общественности уже на самом раннем этапе, когда открыты ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ (выделено мной. – В. Б.) для рассмотрения различных вариантов и когда может быть обеспечено эффективное участие общественности» (см. скриншот 4).


То есть конвенция нарушена дважды.

 

1. Публичные слушания проведены не «на самом раннем этапе» разработки проекта, а на заключительном.

 2. «Все возможности для рассмотрения различных вариантов» означает и вариант отказа от строительства.

 К тому же, если для Н. Нурова национальное законодательство приоритетно над международным (а не наоборот, как признает Казахстан), до сих пор действует приказ Министра охраны окружающей среды Республики Казахстан от 28 июня 2007 года № 204-п «Об утверждении Инструкции по проведению оценки воздействия на окружающую среду» (см.: http://adilet.zan.kz/rus/docs/V070004825_).

 

В статье 2 приказа «Принципы оценки воздействия на окружающую среду» читаем:

 

«5. ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду. – В. Б.) осуществляется на основе следующих принципов
 (…):
  

3) альтернативности - оценка последствий базируется на обязательном рассмотрении альтернативных вариантов проектных решений, включая вариант проектных решений, включая вариант ОТКАЗА (выделено мной. – В. Б.) от намечаемой деятельности («нулевой» вариант)».


Таким образом, Наиль Нуров публично и самолично отменил «нулевой вариант», то есть отказ от строительства. 

 Хотя экс-руководитель управления туризма Ерлан Жайлаубай говорил на круглом столе по КЖ 21 февраля этого года: «Окончательное решение остается за акимом».

 

А Нуров там же сказал: «Если мы (сторонники проекта. – В. Б.) проиграем в этой полемике (о целесообразности строительства ГЛК противникам проекта. – В. Б.), аким не исключает для себя принятия решения по отказу от горнолыжного курорта «Кокжайлау».


И вот решения акима еще нет, а у Нурова оно уже есть. Наиль Фаридович так смело возлагает на себя полномочия Бауыржана Байбека, что поневоле задумаешься: а уж не метит ли он в кресло городского головы?

 

КАЗАХСТАНСКИЙ ЭКСПЕРТ СТОИТ В 10 РАЗ МЕНЬШЕ ИНОСТРАННОГО

 

Строго говоря, окончательное решение по проекту должно оставаться за государственной экспертизой.

 И теоретически она может «забодать» проект. Причем не только по очевидным экологическим рискам. Но и по совсем другим соображениям.

 

Независимая экспертиза, которая поручена ТОО «ИЛФ Казахстан», «дочке» австрийской компании ILF, стоит 44 миллиона тенге.

  

А госэкспертиза – менее 4 миллионов. Я узнал эту цифру, зайдя на сайт gosexpertiza.kz, там есть раздел «Калькулятор»: забиваешь сумму проекта – получаешь цену экспертизы. О чем это говорит? 

 

Во-первых, не экологи, а акимат не доверяет государственной экспертизе, нанимая независимую иностранную, хотя я не нашел, в каких документах прописана эта процедура и источник ее финансирования.

 

Во-вторых, работа отечественных экспертов оценивается более чем в 10 раз (!) ниже, нежели зарубежных. А ведь наши эксперты могут и обидеться. Хотя, конечно, это вряд ли.

  

Защитники урочища Кокжайлау сейчас суммируют все нарушения национального и международного законодательства, допущенные на общественных слушаниях и в ходе их подготовки. Об их дальнейших действиях надеюсь сообщить вам позже.

 

(Продолжение следует. Расскажу о том, кто как вел себя на общественных слушаниях.)


Вадим Борейко

на своей странице в Фейбуке


шаблоны для dle 11.2
+4


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив