Марат Жанузаков о литературном творчестве политзаключенного Вадима Курамшина

Разговор о книге

Черновой вариант первой части книги правозащитника и общественного деятеля Вадима Курамшина, отбывющего срок наказания в учреждении ЕС-164-4, я прочитал. Впечатление от прочитанного у меня очень сильное. 

Написанное Курамшином берет за душу, прежде всего, фактажом, дающим сведения не только о перипетиях жизни самого повествователя, но и о нравах лагерной жизни в наши дни. Действие первой части заканчивается октябрем 2001 года, когда главный герой произведения Дима Максимов по прозвищу Адвокат в составе группы заключенных прибывает в Кушмурун, местечко в Кустанайской области, связанное для всех интересующихся историей и культурой Казахстана с биографией Шокана Уалиханова. 

Для молодого Максимова-Курамшина Кушмурун станет очередной колонией, где ему, еще «первоходку», предстоит досидеть свой срок наказания и испить из чаши тюремных испытаний если не все, то очень многое. Начинается же жизнь в кушмурунском лагере так же, как в предыдущих зонах, куда бросали строптивого правдолюбца его палачи, начиная с момента ареста в конце 90-х годов. Вот как начинается кушмурунский период биографии парня в описании автора-зэка, разменявшего ныне пятый десяток прожитых лет:

«Адвоката отвели в сторону. Молодой режимник лейтенант Тригубка стал избивать вновь прибывшего. Он ставил на нём удары, словно на бойцовской груше. Его приводило в восторг то, как круто он научился бить. Резкий удар и зек летит с ног.
- Встать! Встал быстрее, сука! Так, убрал руки! Руки по швам, сука!

Снова удар и снова осужденный Максимов летит на землю от удара. Вставать с каждым разом становится всё труднее.
Утомившись, режимник передаёт свою «грушу» старшему оперу капитану Обакову.

- Тут тебе не 30-ка. У нас не забалуешь. Ты что, сука, на меня так пялишься. Ухуел, сука!

Проникающий удар ногой в грудь был чрезмерной силы. Дима со всей силы падающего тела ударяется затылком об асфальт. Тут же мозг отключается. Пьяный опер вмиг трезвеет. Он сам понимает, что явно переборщил. Адвоката больше не бьют. Зек и завхоз карантина приводят его в чувства нашатырём. По приказу Тригубко избитого арестанта уводят под руки. На снегу осталась лишь рвотная масса, указывающая на недавнюю экзекуцию». Таких сцен "перевоспитания" заключенных в тюрьмах и зонах в произведении много.

Вчера Вадим Курамшин позвонил мне из зоны. Говорили мы с ним только о книге. Я вкратце высказал свое мнение о ней. Дал кое-какие советы. Выразил уверенность, что книга нужна всему нашему обществу. Обсудили некоторые технические вопросы, связанные с редактурой и изданием произведения. Работы еще очень много. Наверняка, будут большие трудности в продвижении книги до ее адресата - читателя. Это прекрасно понимает сам Вадим. Однако трудности его не пугают. Он к ним готов. А задача гражданского общества – помочь несгибаемому гражданину реализовать его планы. Читатели должно знать, что творится за колючей проволокой тюрем и колонии.

Марат Жанузаковшаблоны для dle 11.2
+4


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив