Уголовный процесс в Казахстане: тайна за семью печатями

Почему адвокатов Джохара Утебекова и Алимжана Оралбая отстранили от защиты бизнесмена Муратхана Токмади.

При этом говорится, что отдельные судебные заседания, где рассматриваются именно материалы, содержащие госсекреты, могут быть закрыты. А там, где есть интересы несовершеннолетних или рассматриваются преступления, касающиеся интимных сторон жизни, и весь процесс может быть закрыт. А суд, ссылаясь в приговоре или постановлении на материалы дела, содержащие государственные секреты и иную охраняемую законом тайну, не раскрывает их содержание. То есть судебное решение должно оглашаться публично, потому что в нём не должно быть госсекретов.

Участники процесса дают обет молчания

А наш УПК устанавливает, что по делам, рассмотренным в закрытом судебном заседании, публично провозглашаются только вводная и резолютивная части приговора. То есть - кого, за что судили и к чему приговорили. А чем вину доказали – это тайна. И забавно, что при этом в тайну превращаются по существу все апелляционные жалобы и прочие документы, связанные с несогласием стороны защиты со стороной обвинения. Они же все на приговор, точнее на его мотивировочно-описательную часть, ссылаются. А ещё все допрошенные в суде свидетели - хоть со стороны защиты, хоть со стороны обвинения – тоже, по существу, засекречиваются.

Кстати, думаете, это мы только в уголовном процессе такое «замутили»? Не, всё значительно круче. В новом Гражданском процессуальном кодексе написано, что судебные акты объявляются публично. А в следующем абзаце читаем: «В закрытом судебном заседании в соответствии с законом осуществляются рассмотрение и разрешение дел, включая оглашение решения, содержащих сведения, являющиеся государственными секретами».

Иначе говоря, тут всё решение – закрыто. И как на него жаловаться? Или за какими-нибудь независимыми экспертизами обращаться? И вообще, строго говоря, об этом решении никому говорить нельзя. Оно же всё, по самую маковку, одна большая тайна.

Но вернёмся к этапу расследования. Тут всех - и свидетелей, и защитников, и экспертов, и специалистов, и переводчиков, и понятых – обязали (цитирую закон) «не разглашать сведения об обстоятельствах, известных по делу».

Вы не поверите - и даже потерпевших! То есть моему имуществу, здоровью и т. д. нанесли ущерб, а следователь может сказать: давай подписку о неразглашении сведений об обстоятельствах, известных по делу. Чтобы ты обо всём этом никому не рассказывал. А туда можно ведь вообще всё записать. И что теперь?

От подписки о неразглашении освобожден только обвиняемый

А знаете, кто освобождён от этой обязанности? Только сам подозреваемый или обвиняемый. Как-то упустили это. Зато компенсировали избранием меры пресечения в виде ареста. Это, кстати, ещё одно, как мне кажется, объяснение, почему у нас так часто подозреваемых и обвиняемых «закрывают». Потому что на свободе он может много чего рассказать, а так изолировали - и всё.

Зато можно взять такое обязательство от защитника, которым может быть адвокат или, например, близкий родственник. И как, скажите, в таких обстоятельствах стороне защиты собирать доказательства, искать свидетелей и т. д.? Не говоря уже о том, чтобы информировать заинтересованную общественность. Да ещё в условиях, когда органы особенно не стесняются, весьма вольно относясь к презумпции невиновности, трубить в СМИ о поимке «преступников» или распространять кадры оперативной видеосъёмки.

У органов предварительного расследования есть все возможности собирать доказательства, уличающие подозреваемого или обвиняемого. Хотя они по закону должны искать и доказательства, оправдывающие его. Ну, это, по-моему, из области фантастики. У кого есть такие примеры, прошу поделиться.

А оправдывать - это дело обвиняемого и его защиты. И они должны использовать для этого любые доступные им и законные средства. Причём неарестованный обвиняемый это может делать без проблем, а его адвокат - с оглядкой на подписку о неразглашении всего, что он узнал в ходе следственных действий. И поскольку в обязанности адвоката входит оказание квалифицированной юридической помощи, то возникает вопрос: а может ли адвокат, который дал подписку о неразглашении, советовать что-то своему подзащитному, который такой подписки не давал, а тем более его родственникам?

Зима идёт, мрак надвигается

Вопросы, вопросы… А пока, с учётом ситуации с Утебековым и Оралбаем, тайны всё больше.

Как там в «Игре престолов»? Зима идёт, мрак надвигается! В смысле, уголовный процесс потихоньку превращается в охраняемую следователем и судьёй тайну. И явно не в интересах обеспечения гласности, публичности, равенства сторон и прочих прибамбасов беспристрастного и обеспечивающего справедливость правосудия.


Автор: Евгений ЖОВТИС, директор КМБПЧ (для сайта Ratel.kz)

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
шаблоны для dle 11.2
+5


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив